+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Беседа с судьей перед судебным заседанием

Беседа с судьей перед судебным заседанием

Люди, которым приходится впервые столкнуться с судебным процессом, часто боятся идти в суд. И не удивительно: суд — это место, где разбирается затяжной конфликт, где стороны обычно настроены враждебно друг другу, да и судьи зачастую не слишком доброжелательны. Там нужно отстаивать позицию, отвечать на неприятные вопросы и самому их задавать. Но больше всего пугает людей даже не это, а то, что они просто не знают, как выглядит реальный судебный процесс, не понимают, что их ждет и боятся выглядеть глупо. Чтобы немножко развеять страхи и мифы, попытаюсь все-таки описать судебное заседание по гражданскому делу в обыкновенном районном суде обыкновенного российского города. Сначала, немного об обстановке в зале суда.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

5 советов непрофессиональному участнику судебного заседания по гражданскому делу

Общий обвинительный уклон работы судов очевиден, и давно привлекает внимание экспертов-юристов: на прошлой неделе адвокат Генри Резник просил президента России Владимира Путина расширить компетенцию судов присяжных, которые оправдывают каждого пятого подсудимого по отдельным категориям дел. Пока же мы видим другую картину: суды не только не оправдывают почти никого, но зачастую помогают следствию, проводя разбирательства особенно суды по избранию меры пресечения за закрытыми дверями вопреки принципам гласности.

Как работает такая практика и почему закрывать суды от СМИ и наблюдателей может быть не лучшей идеей, Znak. Причин немного, список ограниченный и очень конкретный: если проведение судебного заседания в открытом формате может привести к разглашению государственной или иной охраняемой законом тайны, в случае рассмотрения дел в отношении лиц, не достигших возраста 16 лет, рассмотрения дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы, а также если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников.

Конечно, есть тайна предварительного расследования, государственная, военная тайны, врачебная тайна и так далее. Защитить тайну следствия, которая существует только на период, когда дело расследуется, можно и другим способом: закрыть судебное заседание в той его части, где будет разглашаться какая-то тайна. Причем суд должен мотивировать, по каким причинам он считает, что заседание должно быть закрытым. Хочу подчеркнуть, что я говорю про судебные заседания, которые имеют место на досудебной стадии, при рассмотрении дела по существу тайны следствия не существует.

Принцип гласности — это один из основополагающих принципов нашего государства. И государственные органы, изначально обладая властными полномочиями, должны понимать, что общество за ними наблюдает. Народ должен контролировать, давать оценку действиям органов и иметь свое мнение на этот счет. По практике, суды зачастую встают на сторону обвинения и, мне кажется, что суды с каждым годом все больше работают с обвинительным уклоном.

Лично я участвовала в уголовном деле в отношении оперативных сотрудников областного главка, и в процессе мы работали с гостайной. По моему мнению, возможность открыть судебные заседания была: документов, содержащих охраняемую законом тайну, в деле было всего два, и мы просили закрыть заседание только в этой части, чтобы не разгласить тайну.

Тем самым соблюдался бы баланс госинтересов и права на гласность. Но этого не произошло. Стороне защиты запретили фотографировать материалы дела, нам не выдали протокол судебного заседания из пяти томов и даже приговор, хотя Верховный суд в итоге вернул дело в первую инстанцию и нам приговор выдали.

Остальные возможности для ознакомления с материалами дела и дальнейшего обжалования нам ограничили. Есть и более известные дела, в которых международные суды подтвердили, что оснований для закрытия судебного заседания не было.

Суд признал экс-сенатора Игоря Изместьева виновным в ряде тяжких и особо тяжких преступлений, процесс по нему шел в закрытом режиме. ЕСПЧ признал незаконным проведение заседаний в закрытом порядке и назначил ему компенсацию в 10 тыс. Теперь дело будет направлено на новое рассмотрение, снова будут тратиться государственные деньги — хотя наверняка в самом начале сторона защиты настаивала, что заседание должно быть открытым. В обоих случаях обвинение предъявлено всем предполагаемым участникам, а они признали свою причастность к содеянному.

Зачем в этом случае закрывать судебные заседания по избранию меры пресечения, порождая вопросы у наблюдателей? Общество хочет знать, каким образом человек в этом плане защищен. В этих случаях, наверное, суд может принять меры, чтобы такие данные не были разглашены.

Но мне неизвестны случаи, когда проведение открытого судебного заседания повлияло бы на дальнейший ход следствия. Я считаю, что если следствие поставлено под общественный контроль, то уменьшается вероятность подлога, давления на свидетелей, фальсификации доказательств.

К сожалению, в последнее время мы часто сталкиваемся с тем, что должного контроля над расследованием со стороны вышестоящих органов нет. Совершенно нормальной становится практика, когда из материалов уголовных дел убираются документы и допросы свидетелей, которые противоречат версии следователей. Я считаю, что это превышение должностных полномочий. И мы всегда стараемся доказать такое нарушение и просим привлечь к ответственности сотрудников, нарушающих закон.

Не всегда это удается. Мне известен один прецедент, когда адвокат смог признать незаконным проведение обыска у него в квартире, и он добился привлечения к ответственности сотрудника правоохранительных органов за это.

Но мы стараемся, обжалуем все, чтобы отбить охоту у следующего поколения следователей совершать противоправные действия. Сами сотрудники правоохранительных органов в последнее время тоже формируют общественное мнение по ситуации заранее. Если раньше на первоначальных стадиях пресс-службы ведомств уклонялись от каких-либо комментариев, то теперь все чаще ситуация преподносится так, что из ее описания следует виновность подозреваемого. И поэтому сторона защиты тоже вынуждена обращаться к СМИ и озвучивать свою версию — тем более, что у журналистов тоже есть свои способы проведения расследования.

Как это отражается на ходе расследования и суде? В большинстве случаев мы отказываемся ее подписывать, потому что она не соответствует требованиям закона: в ней не указано, что мы не можем рассказывать. Часто органы предлагают обвиняемому или защитнику дать подписку о неразглашении. А это ограничение права на защиту, в том числе права на надлежащее получение юридической помощи, на привлечение экспертов, специалистов.

Тех же самых журналистов, к которым защита тоже имеет право обратиться, чтобы указать на то, что считает нужным. Мы, как адвокаты, говорим: нет конкретизации сведений, которые мы не можем разглашать — мы это подписывать не будем. Важно, что ответственности за неподписание такого документа не предусмотрено. Обвиняемый и его защита могут не подписывать, свидетели же должны подписать, но только если есть конкретизация, о чем именно им нельзя рассказывать.

Это нарушение должностными лицами требований закона, это те сведения, которые уже разглашены прокурором или следователем в СМИ, и те документы, которые были оглашены в открытом судебном заседании. Этого в подписке быть не может. Должен быть четко прописан перечень сведений, за разглашение которых может последовать уголовная ответственность. Прописанные в законе механизмы четкие, и вопрос только в том, как они используются. Следователь может, например, запретить свидетелю разглашать информацию о каком-то доказательстве, которое упоминалось при опросе.

Тогда свидетелю будет понятно, что он может рассказывать об обысках, он может прийти в суд и поставить вопрос о законности обыска у него, может пригласить СМИ и родственников на суд — но не может рассказывать какую-то часть информации, связанную с допросом. Обвиняемый в смерти Ксении Каторгиной, продававшей Audi, рассказал детали убийства девушки Опять же, это вопрос баланса: если следствие соблюдает закон, то и гражданин обязан его соблюдать. Но если конкретизации нет, это дает возможность расширенно толковать закон, а потом давить на свидетелей.

Когда со стороны правоохранительных органов такое допускается, люди могут, не понимая юридических тонкостей, совершить поступки, о которых потом могут сожалеть. Есть сложная тема по доступу к информации, связанной с тайной переписки и тайной частной жизни. Сейчас телефоны часто становятся одним из доказательств: важным, существенным и иногда одним из основных. Люди могут возражать против извлечения этой информации у них из телефонов, и изъятие этой информации тоже требует отдельного судебного решения.

Человек вправе написать в протоколе, что он не разрешает вскрывать изъятый телефон, и следователю придется получать на это разрешение суда. Часто свидетели об этом не знают. Зато об этом должны знать сотрудники правоохранительных органов, и тогда они в протоколе пишут, что телефон им выдали добровольно.

Значит, им разрешили в нем копаться и получить всю нужную информацию. Надежда на них, но пока тенденция сомнительная. Мы видим, что судам не нравится, что их критикуют.

Недавно Совет судей РФ представил проект концепции информационной политики судебной системы на — годы. В нем предлагалось запретить или ограничить критику деятельности суда со стороны СМИ. В то же время журналисты тоже должны брать на себя ответственность за качество и достоверность представляемой ими информации и сообщать только достоверную информацию.

Судьи должны понимать, что вообще-то они публичные люди. Изначально выбирая для себя судейскую работу, они должны быть готовы к тому, что к ним будут предъявляться повышенные требования: к их поведению, образу жизни, квалификации и объективности. Это вызовет гораздо больше конфликтов и падение авторитета судебной власти как таковой.

Человек меняется под влиянием власти, и чтобы эти негативные изменения не отразились на обществе, механизм гласности должен реализовываться полноценно, а не формально. У обвинения, наверное, чуть больше прав закрыть эти заседания, но опять же: должны быть конкретные факты и мотивировка.

Но обжаловать законность этого вопроса можно будет только на более поздней стадии. И, увы, практика ЕСПЧ показывает, что пока в России не все решения о проведении закрытого судебного заседания принимались на законных основаниях. Закон четок, понятен, вопрос только в правоприменении: что можно, что нельзя, за что подписка и в каких случаях проводится закрытое судебное заседание. Вопрос в первую очередь к правоприменительным органам.

Мы, наоборот, стараемся добиться четкого неукоснительного исполнения требований закона. Если в решении суда отражено, какие обстоятельства, предусмотренные законом, послужили поводом для проведения судебного заседания в закрытом режиме, к такому судебному акту вопросов нет, везде даны четкие ответы и мотивировки.

Это необъяснимо, так как это не предусмотрено законом. Гласность — это основополагающий принцип судебной системы в демократическом обществе, и ограничивать гласность можно исключительно при наличии законных на то оснований.

Чтобы у общества не возникало недоверия к органам власти, необходимо соблюдать требования и законы — прежде всего правоприменительным органам и суду, но это же должно относиться к журналистам, которые должны проверять полученную ими информацию.

Это ангажированность или просто отсутствие квалификации? Суды, к сожалению, зачастую игнорируют требование мотивировать свои решения. Конституционный суд давно разъяснил, что отказывать можно, представляя конкретные факты и ссылаясь на нормы закона.

Если решение мотивировано и обосновано, какие к нему вопросы? Лет десять назад я видела решения суда, когда ты их читаешь, понимаешь, что решение действительно обосновано и спорить с ним сложно. Почему мои доводы со ссылками на нормы закона не применимы?

Объясните, опровергните, вопросов не будет. Но пока работа с неквалифицированными судебными решениями вызывает только сожаления. Что стоит за этими ответами? Ангажированность, непрофессионализм, неумение правильно анализировать? Трудно сказать, и еще не знаешь, что из этого хуже. Это страшно, потому что опыт, при котором интересы государства ставились выше прав и свобод человека, в том числе в рамках уголовного судопроизводства, в нашей стране уже был, и, как мы знаем, это не привело ни к чему хорошему.

Человек в таком обществе начинает чувствовать себя неуверенно. А сколько вокруг разговоров о том, что из России надо валить, что здесь ничего не добиться, что человек не чувствует здесь себя защищенным.

Но я не хочу валить, я хочу чувствовать себя защищенной. Хочется быть уверенной, что если кто-то совершил преступление, то он, а не кто-то иной, точно понесет заслуженное наказание. И добиться по-настоящему действенных результатов мы сможем только в том случае, если органы государственной власти смогут действительно гарантировать и обеспечить реализацию таких незыблемых принципов как законность, открытость и справедливость.

Не говори никогда: Топ ошибок юристов в судах

Судебные заседания, или "театр одного зрителя" Судья, это такой же человек, как и все окружающие. И ваша задача в судебном заседании, не суть важно, истец вы или ответчик, убедить судью в своей правоте. Вопрос со взятками сразу отметаем. Никогда в жизни не давал, не собираюсь и учить этому не буду. Судью надо убеждать доводами.

Слушание проводится судьей единолично с привлечением только сторон, а чаще всего истца, чтобы уточнить исковые требования. Протоколирование подобного опроса законом не предусмотрено. Иные лица, а также свидетели, эксперты и т.

Для чего судья вызывает стороны на беседу? Беседа - это подготовка гражданских дел к судебному разбирательству, имеющая целью обеспечение своевременного и правильного разрешения спора. Подготовку дела к судебному разбирательству, Судья начинает лишь после принятия искового заявления к своему производству. Суд при подготовки дела на беседе устанавливает: - уточнение фактических обстоятельств спора, имеющих значение для правильного разрешения дела; - определение правоотношений сторон и закона, то есть, является ли сторона - ответчика надлежащим лицом, призвана в суд к ответу.

Почему судьи закрывают процессы от общества и СМИ. Интервью с адвокатом

Общий обвинительный уклон работы судов очевиден, и давно привлекает внимание экспертов-юристов: на прошлой неделе адвокат Генри Резник просил президента России Владимира Путина расширить компетенцию судов присяжных, которые оправдывают каждого пятого подсудимого по отдельным категориям дел. Пока же мы видим другую картину: суды не только не оправдывают почти никого, но зачастую помогают следствию, проводя разбирательства особенно суды по избранию меры пресечения за закрытыми дверями вопреки принципам гласности. Как работает такая практика и почему закрывать суды от СМИ и наблюдателей может быть не лучшей идеей, Znak. Причин немного, список ограниченный и очень конкретный: если проведение судебного заседания в открытом формате может привести к разглашению государственной или иной охраняемой законом тайны, в случае рассмотрения дел в отношении лиц, не достигших возраста 16 лет, рассмотрения дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы, а также если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников. Конечно, есть тайна предварительного расследования, государственная, военная тайны, врачебная тайна и так далее. Защитить тайну следствия, которая существует только на период, когда дело расследуется, можно и другим способом: закрыть судебное заседание в той его части, где будет разглашаться какая-то тайна. Причем суд должен мотивировать, по каким причинам он считает, что заседание должно быть закрытым.

Беседа в гражданском процессе

Не говори никогда: Топ ошибок юристов в судах Фото с сайта onflictmanagement. И главное — хорошо подготовиться к процессу. Партнеры ведущих юридических фирм и известные адвокаты рассказали "Право. Вадим Клювгант, адвокат, к. Это не только недопустимый моветон и нарушение правил профессиональной этики, но и внятный сигнал не воспринимать всерьёз такого адвоката и всё, что он скажет.

Ткачева, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии Россия, Саратов nat yandex. Автором предпринимается попытка проанализировать процедуру беседы, а также будущие перспективы ее проведения на стадии подготовки.

Предварительное судебное заседание 1. Предварительное судебное заседание имеет своей целью процессуальное закрепление распорядительных действий сторон, совершенных при подготовке дела к судебному разбирательству, определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, определение достаточности доказательств по делу, исследование фактов пропуска сроков обращения в суд и сроков исковой давности. Предварительное судебное заседание проводится судьей единолично.

Предварительная беседа в суде

Жена идет вместо меня на суд я в отъезде истцом по возврату переплаты из банка. Но особо она не разбирается в документах. Будет предварительная беседа в суде. Документы в порядке.

Другие формы Отказ в отводе судьи обжалованию не подлежит, однако свое несогласие с решением судьи об отказе в отводе можно изложить в апелляционной жалобе на окончательный судебный акт по делу. Жалобу на действия судьи можно также направить на имя председателя суда, который должен ее рассмотреть ст. По аналогичным основаниям и в таком же порядке, как и отвод судье, отводятся прокурор, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист и переводчик. Заявление об отводе следует составлять письменно. А если об основаниях для отвода стало известно в ходе судебного заседания, заявлять об отводе следует устно и немедленно после того, как выявились такие основания. В случае, если дело будет разрешено без рассмотрения вопроса об отводе лица, которое подлежало отводу, или же судьи, без выяснения вопроса об основаниях и необходимости отвода, решение суда с большой вероятностью будет незаконным.

.

Хочу подчеркнуть, что я говорю про судебные заседания, которые ЕСПЧ признал незаконным проведение заседаний в закрытом порядке и ставят перед судом вопрос о проведении закрытого судебного.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. cewhopasma

    Если люди это стерпят значит они вообще стали кончеными!

  2. goaglobdersteg

    Не ввели и не введут. Двойное налогообложение запрещённо по международному законодательству.

© 2018-2020 blintzes.ru